В центре внимания
Радиаторы: производство и поставки
05:21 Торговый дом «ЭСКО» приглашает на семинар «Профессиональные электроизмерительные приборы Sonel»
03:18 Специалисты компании «Белый свет» разработали методику подбора БАП
01:17 ЭРА открывает новое направление — автомобильные лампы
23:17 Вебинар от компании ОВЕН: «Каскадный контроллер для управления насосами с преобразователем частоты ОВЕН СУНА-122»

Боксеры тоже плачут: о фильме "Крид 2: Наследие Рокки Бальбоа"

28.01.2019 20:18

Боксеры тоже плачут: о фильме "Крид 2: Наследие Рокки Бальбоа"

Киев, Украина

Стартует фильм, впрочем, с другого известного персонажа боксерского сериала о Рокки Бальбоа — Ивана Драго в морщинисто сдержанном и одновременно по-мужски эмоциональном исполнении седого Дольфа Лундгрена. Он живет в Киеве, куда переехал после проигрыша Рокки в средине 1980-х годов в разгар "холодной войны" и четвертой серии боксерской саги.

Тут, в унылой промозглости восточноевропейских спальных районов, которые должны символизировать столицу Украины, Иван тренирует сына Виктора (Флориан Мунтяну), с которым связывает надежды на возмездие — и возвращение на боксерский Олимп.

Назад в СССР

В это же время в США Адонис Крид (Майкл Б. Джордан) зрелищно выигрывает титул чемпиона мира по боксу, как когда-то его отец — Аполло Крид (тот самый, которого на ринге убил Иван Драго), делает предложение своей девушке (Тесса Томпсон) и переезжает из хмурой Филадельфии, где перед домом Рокки несколько лет не могут починить уличный фонарь, в теплый Лос-Анджелес.

Казалось, теперь можно жить — не тужить. Но в этот момент Виктор Драго при поддержке юркого организатора боев, который видит отличную возможность заработать, бросает Адонису вызов. СМИ подхватывают его, раскручивая маховик интереса к поединку. И Адонис, вопреки протестам Рокки, принимает бой.

Сын за отца

Дальнейшее развитие спортивных событий повторяет логику многих лент о Рокки Бальбоа, проводя героя крутой тропкой поражений и побед на пути к зрелищному финалу. Достаточно сказать, что итоговый поединок боксеров — как и в четвертом "Рокки" — проходит в Москве. Авторы, впрочем, не пытаются воссоздать атмосферу "холодного" противостояния СССР и США на новом этапе, хотя потенциально и его аромат могли бы добавить — геополитическая обстановка позволяет.

В первую очередь, они акцентируют внимание на личных мотивах спортсменов. Для них бой становится возможностью исправить ошибки отцов. Адонис стремится отомстить за смерть Аполло и избавиться от бремени прошлого, которое определяет его жизненный и спортивный путь. Виктор — победить американского чемпиона, вернуть расположение российских властей и с почетом вместе с отцом-тренером возвратиться на родину, покинув Украину.

Почти "вата"

В общем, отец и сын Драго, по современным отечественным меркам, оказываются теми еще "ватниками". Сколь политически актуальной, пусть и пропагандистски излишествующей, была история четвертого "Рокки", столь архаичным кажется упоминание Украины в контексте происходящего на экране в новом голливудском фильме, поставившем политику на паузу. Почему русских боксеров Драго нужно было "расквартировать" именно в Киеве, а не в русском Воронеже, например, — не ясно.

Повторение пройденного

Лента не обращает внимание на подобные мелочи, черпая вдохновение в личном, а не общественном, традициях долгоиграющего киносериала, за которые отвечает Сильвестр Сталлоне (он в очередной раз приложил руку к сценарию), и современных формулах, успешно опробованных в первом "Криде" три года тому (место режиссера Райана Куглера занял его даже чересчур старательный последователь Стивен Кейпл-младший).

Важную роль в картине играют зрелищные постановки боев и демонстрация изнуряющих тренировок, которые им предшествуют, смакование взрывных восторгов зрителей, взирающих на поединки в набитых под завязку дворцах спорта, и долгие дефиле боксеров перед боем. Знаменитая музыкальная тема Билла Конти из дебютного "Рокки" звучит беспроигрышно жизнеутверждающе и эмоционально, как и всегда. Композитор Людвиг Йоранссон эффективно вплетает ее в собственную музыкальную партитуру.

Осень патриарха

Майкл Б. Джордан в титульной роли Адониса Крида плотно сжимает губы и обиженно вытягивает их вперед, иллюстрируя мучительные душевные переживания и непростой мыслительный процесс. Он находится в центре истории и в полной мере сознает это, неспешно и уверенно обживая экранное пространство.

Сильвестр Сталлоне, который играет роль Рокки уже в восьмой раз, продолжая жить с персонажем пятый десяток лет, сознательно уступает ему первенство. И все же, именно его образ, большую часть ленты находящийся на втором плане, притягивает к себе внимание, будто магнит.

Последний бой

Рокки силен неподвижностью, старческими боксерскими мудростями в духе "Сын моего сына — мой внук", просто живым, человеческим присутствием. После выхода ленты актер заявил, что играл Рокки в последний раз. Если это действительно так, то уходит он на высокой ноте.

Источник

Читайте также